Вкл Обычная версия сайта Шрифт: A A A Цвет: Ц Ц Ц Ц Дополнительно

Графика: Включить изображения Выключить изображения Включить видео Выключить видео

Интервал: Одинарный Полуторный Двойной

Разрядка: Стандартный Средний Большой

Гарнитура: Без засечек С засечками

Кукольная мозаика

Всю последнюю неделю мая Минск был во власти VI Белорусского международного фестиваля кукол.

Если кто-то думает, что театр кукол — это только «Василиса Прекрасная» и «Три поросенка», он не прав! Марионетки «в ловких и натруженных руках» могут сыграть как сказку, так и серьезную классику. Программа фестиваля — наглядный пример.

Три театра из России оказались в числе гостей не только из принципа добрососедства. Коллективы из Кемерово, Архангельска и Санкт-Петербурга показали, каким разным может быть искусство куклодрамы. Помимо россиян в Минск приехали коллективы из Бельгии, Польши, Латвии, Словении, Украины, Эстонии, а также из регионов Беларуси. Одни играли спектакли утром для детской аудитории, другие вечером — для взрослой.

За фасадом

Кукла-толстушка, страдающая целлюлитом, стала самой крупногабаритной на фестивале. Она одна из героинь спектакля для взрослых «Фасад», который собрал аншлаг.

— Все куклы сделаны из мягкого материала, вроде поролона. Поэтому легкие, — пояснил польский актер Мирослав Янчук.

Ставил спектакль для Белостокского театра Дуда Пайва, режиссер и актер, который родился в Бразилии, а живет в Голландии.

Несколько самостоятельных историй происходят за одним фасадом. Вот зловещая старушка-убийца. А вот семья, где папу и маму играют актеры, сын героев — поролоновая кукла. Родители манипулируют сыном столь искусно, что не успеваешь уловить момент, когда они передают его из рук в руки.

— О чем спектакль, если сформулировать одним словом? — спросила я у Мирослава.

— Так сразу не скажешь... — задумался он. — Может быть, это слово «одиночество».

Компьютерная Дюймовочка

— Так. Увольняем актеров! Переходим на компьютерные спектакли, — пошутил один белорусский режиссер, посмотрев «Дюймовочку» словенского «Мини театра». В его репертуаре это единственный виртуальный эксперимент. Остальные спектакли традиционные, кукольные.

Роберт Валтл, директор «Мини театра», он же режиссер и актер, при помощи джойстика управлял героями сказки, которые проецировались на большой экран. Белорусского языка он не знает, но это не помешало ему достойно прочесть текст спектакля на «мове», написанный для него латиницей.

— Дзьмухайце, дзеці! — командовал Роберт, когда Дюймовочке нужно было помочь доплыть до берега на листочке дерева.

И малыши откликались на призыв. Правда, были в зале и те, кто не мог оторваться от экранов мобильников...

Игра в классики

Кемеровский областной театр кукол имени Аркадия Гайдара стал рекордсменом по количеству кукол. Для пушкинского романа «Евгений Онегин» их понадобилось около 150.

Четыре дамы в подобающих XIX веку нарядах читают по памяти роман в стихах. Иллюстрируют происходящее планшетные куклы. То, как они сделаны, напоминает искусство вырезать из бумаги силуэты людей, популярное в былые времена.

Даже выбранный жанр спектакля — заседание клуба разбитых сердец имени Евгения Онегина на курсах кройки и шитья — намек, что постановка Дмитрия Вихрецкого и Натальи Шимкевич с юмором. Когда из-за ширмы появилась Хандра, зал разразился хохотом. Хроническая болезнь богемы предстала в спектакле в образе вызывающего вида дамы из шуршащей бумаги, которая так и норовила облобызать картонного Онегина.

Выступление еще одних гостей из России — чемодана-дуэта «КВАМ» с программой «Игра в четыре руки» — напомнило передачу «Аншлаг». Заслуженный артист России Андрей Князьков и его напарник Алексей Мельник виртуозно показывали номера с куклами, делали руками какие-то невероятные штуки. Но вот зачем? Смыслового наполнения не хватило. Хотя зал охотно аплодировал.

К белорусскому классическому сюжету обратился Гродненский областной театр кукол. За основу режиссер Олег Жюгжда взял историю любви и смерти Барбары Радзивилл в интерпретации драматурга Сергея Ковалева. Спектакль «Магічнае люстра пана Твардоўскага» не лишен мистицизма. А как иначе, если главный герой — чернокнижник?

Парадокс

Откровением стал спектакль бельгийского театра «Агора». Не знаю, какое он имеет отношение к театру кукол. Ведь кукол... не было. Ни настоящих, ни компьютерных. Сказал же когда-то философ Барт, что текст может прекрасно обойтись без автора. Все сочли эту мысль умнейшей. Так почему бы и театру кукол хоть разок не обойтись без них? Спектакль «Женщина-ворон» играет актриса, повествующая публике историю своей матери, о которой она все узнала только после ее смерти. Режиссер Марсель Кремер утверждает своим спектаклем уважительное отношение к инаковости и право человека на индивидуальность. Два года назад Марсель Кремер приезжал в Минск с театром. Теперь «Агора» гастролирует без него. Кремер ушел из жизни, но его общение со зрителями разных стран продолжается через спектакли.

Победителей и проигравших на фестивале не было. Это театральный форум, где не соревнуются, а делятся опытом, обмениваются впечатлениями.

Если добрые традиции не изменятся, следующий такой форум состоится через год.

Автор: Ирина Юдина
Газета «Минский курьер»
02.06.2010
Закрыть

Уважаемые зрители! Чтобы избежать затруднений при прохождении контроля театра, обращаем Ваше внимание, билет обязательно должен быть распечатан, либо загружен в телефон со штрихкодом и QR-кодом, с указанием даты, времени и названием спектакля, а так же ряда и места. К тому же, на вашем билете должны быть Ваши имя и фамилия.